Отпустить, чтобы сберечь

Отпустить, чтобы сберечь

размещено в: Для жизни, О практиках, Эмоции | 0

«Горит земля под ногами», «мир рухнул», «это конец» и тихое бессильное «да как же так?!»
Слышу это сейчас, и вспоминаю.
24 февраля, как обычно, была до завтрака вне сети, а после завтрака узнала, и меня чуть не стошнило. Так и пошло: не есть, не спать, страдать.
Обычное лопнуло. Сидела в новостях с утра до вечера, ложилась, когда падала, забросила цигун, перестала готовить: мир развалился, а тут какая-то мелкая забота о себе. Не приносила телефон в спальню, и то спасибо.

Бессонница в горе – здоровая реакция. Во сне мы запоминаем, а зачем нам такое помнить?
Правда, нужное тоже стало труднее помнить. Всё стало сложно или невозможно.

Я кивнула: «Ладно. Живот болит, потому что я живая. А отосплюсь потом».
Отпустила кукушку лететь, куда ей надо. Разрешила себе не писать рабочих текстов, плакать, поздно вставать, страдать, бояться, тупить, как будто я ребёнок или больная. Так оно и было. Как могла, взяла себя на ручки.

Что помогает

Тушка отлетела дальше кукушки – недосып её добил. И я себя обнимала и ничего не требовала. Когда могла, дарила себе прогулки, зарядки, любимую здоровую еду – и сама же себя благодарила и хвалила.
Забила на всё, кроме самого важного.
Берегла себя.
Так и спаслась.

Ещё помогли:

  • медитация,
  • терапия,
  • молча сидеть в лесу (а кому-то наверняка помогло говорить с людьми),
  • забота о тушке: еда, сон, движение, особенно цигун (тут могли бы быть силовые, йога, бег, танцы).
  • Помогало отдыхать раньше усталости: для этого нужно внимание к ощущениям или вписать отдых в ежедневник и заглядывать туда.
  • Старалась не тратить дофамин попусту: нужное сделала привычным, и не ругала себя, если опять залипла в книжку до двух ночи.
  • Помогла работа с вами, медитации, тексты.

С энтузиазмом писала дневник. Не перечитывала.

Мне понравилось наводить порядок во временных жилищах (а постоянных и не бывает). Упорядочить себе маленький кусочек мира – тоже опора.

За всё подряд себя хвалила:
купила кастрюльку и веник,
открыла счёт в банке,
приготовила яйца на завтрак,
написала абзац текста,
угадала ещё одну букву армянского алфавита по вывеске,
осознанно вдохнула,
и выдохнула!
Вот молодец!

А ожидания, чувство долга и стыд мешали

Они напрягают, когда надо бы расслабиться. Дёргают за чувство вины, что опять не справилась, или разочарование, что другие такие идиоты.
Стыд не разрешал жить, радоваться, заниматься собой: там мир рухнул, а я тут эгоистично устраиваю свою жизнь. Древнее, общественное давление: надо страдать, жертвовать собой. Стыдно радоваться. Ну, чуть-чуть можно, но сначала долго страдать.

Справилась, как обычно: заметить, поплакать, не поверить, посмеяться над собой, и жить дальше.

В апреле переехала из столицы в горы и постепенно начала оживать.
Первые дни задыхалась, едва поднявшись на 100 метров, а из обычного утреннего комплекса упражнений делала процентов 15 и садилась отдохнуть. Непрерывно себя подбадривала. Валялась, если не хотела ходить.
И заметила, как жизнь вернулась в тушку. Она и не уходила, просто в страдании и напряжении была незаметна.

Каждую неделю воскресная прогулка удлинялась. Я забиралась всё выше в горы – к природе и тишине, подальше от домов и машин. Стала раньше ложиться, крепче спать, меньше просыпаться. Перешла от «читать художку, чтобы не чувствовать» к просветлённым мастерам. Настроила утро: медленное, живое, приятное, только моё, с вниманием к телу, ручками и блокнотами, добрым завтраком. Оказалось, что проще сделать целый комплекс цигун, чем выбирать кусочки попроще.

В июле могла подняться на километр и оглядываться: куда ещё можно забраться. Написала много хорошего и нужного. Вела курсы, консультации, медитации, занятия.

Не требовала – и постепенно силы вернулись

Это и есть суть медитации: воспринимать и не вмешиваться ни в ощущения, ни в процесс восприятия.
Лучше короткая медитация, чем длинная, в которую сначала страшно сесть, потом трудно высидеть, и послевкусием стыд, что опять не вышло.

А ещё лучше – часто вспоминать, что тело дышит. Не головой вспомнить абзац из учебника, а ощутить, как воздух входит, выходит, а вы для этого ничего не делаете. Достаточно одной минуты. Лучше, если это будет минута в час, а не в месяц. Зато она не должна быть идеальной. Просто такие мгновения, когда вы ничего не требуете, а замечаете очевидное – оно тогда будет каждый раз чуточку другим.

Именно поэтому я провожу курс «За Радостью». Сейчас это особенно важно.

Жизнь и была непростой, а стала запредельно сложной. Значит, нам нужны простые практики. К счастью, они и самые эффективные: размышлялке не за что зацепиться, гордиться нечем, и можно, расслабившись, услышать внутри себя вечную тишину, в которой кукушка может летать куда угодно.

Она всегда возвращается.